Главная » 2013 » Июль » 31 » Russian Magic (12-13 главы)
00:33
Russian Magic (12-13 главы)
 
                                                         12
Вернувшись в кабинет, профессор снова взялся за свои формулы, решения и формулировки программирования. Так,и есть! В них отсутствовал главный компонент- формула любви, и никак из головы не шли слова Джани о том, что пациентка блефует,и что…Выходило, что главным блефовальщиком был он сам.  «Что же  произошло там…у камина? Неужели  Чёрный Хирург, всё же  существует???» - удручённо думал Хотам. 

 

И незаметно в голову пришла совершенно иная мысль о том, что если существует «Чёрный Хирург»,значит, должно быть, и противоядие! Потому что всё имеет свою полярность!  День и ночь,  жара  и холод,  свет и мрак, страх и храбрость.

«Как же я мог забыть об этом?»- никак не успокаивался он. Пять минут спустя, профессор окончательно пришёл в себя от  наплыва хмурого настроения, и принялся перебирать  старинные рецепты от такого же старинного недуга, как  различные патологии, искать в современных лечебниках было бессмысленно.

  Не найдя там ничего интересного,Хотам остановился на шокотерапии. Метод был абсолютно варварским, по его мнению, но как показывала всё та же практика, очень  эффективным в особых случаях. Нынешний случай также был особый  и других вариантов, похоже, не было.

 

  Помедлив немного, профессор нажал на кнопку  эфира. В считанные минуты пока к нему доставляли пациентку, он успел разработать свой сценарий. Партию у «Чёрного Хирурга» нужно было выиграть сейчас или уже никогда.

«Мэджик» с самодовольным видом сидела в коляске, словно в кабриолете,и казалась абсолютно невозмутимой.

Перед  глазами снова промелькнули чёрные кокетливые локоны,  большие глаза, улыбка Нэрин… Это видение, понемногу становилось всё навязчивее и навязчивее, но почему? Почему? Почему эта девчонка так похожа на мою Нэрин?!

Сделав глоток воды,и присев на подоконник, профессор  перешёл к наступлению.

- Мы виделись  совсем недавно,  а я уже успел соскучиться! Как дела, Нэрин? Дорисовала свой новый шедевр? Знаешь,  я забыл тебе сказать…

Она молчала, и это настораживало, не дождавшись от неё ответа,он, продолжил леденящим тоном и угнетающе воздействуя на энергетику пациентки:

- Я забыл  сказать, что не буду тебя больше лечить! Результатов никаких, с твоей стороны также нет никакой помощи. В конце концов, мне всё это надоело, и с этого дня тобой будут заниматься другие врачи. Возможно, они быстрее тебя вылечат…

-Доктор, вы мне обещали вылечить, и отпустить домой…Я не хочу других врачей! Они не могут…--Растерянно пробормотала Нэрин

-Я  обещал? Не помню, чтобы я что-то тебе обещал! - удивлённым и беспристрастным тоном  ответил  Хотам - Другие врачи, думаю, для тебя будут лучше…И это окончательное  решение!

- Но вы мне обещали…Обещали…Обещали… всё слабее и подавленее слышался её голос.

    На какой-то миг он отвернулся к окну  и вдруг где-то совсем рядом, раздался  оглушительный шум. Профессор обернулся и увидел, что его толстенный антикварный лечебник прошлых столетий, лежавший на краю стола,  не достигнув своей цели, рухнул на пол рядом с ним.

Это напомнило ему тот  ужасный день, когда они впервые поссорились с Нэрин, тогда она швырнула в него своей туфелькой, что не соответствовало её  кроткому нраву, и ушла, хлопнув дверью. Позже  оказалось,что  ушла навсегда…

   В чудеса как таковые доктор  не верил, но то, что он увидел коляску и «Мэджик»  по отдельности,  вполне можно было отнести к  их числу. Варварский метод сработал отменно, о чем свидетельствовала запущенная в него книга!

Достигнув своего апогея,  он выплеснул наружу  всю негативную энергию, так мешавшую ей высвободиться от внутренних блоков. Оставалось только не опоздать с заменой  нужной проекции.

- О, боже! Какие у нас тут страсти бушуют в нашем милом ангелочке! Вдобавок ко всему она  ещё и мастер  по метанию исторических истин!  Кто бы мог подумать! - шутил  Хотам, делая отвлекающий манёвр,  чтобы внедрить  ту самую, забытую им когда-то формулу.

Обойдя пациентку вокруг, отлично стоявшую на  ногах, заметил вслух, что в новом образе она ему нравится больше. После этого  он обхватил  её голову руками и приказным тоном произнёс ключевые слова: «Здесь и сейчас ты  будешь  ходить! Ходить! Говорить! И всё вспомнишь! Всё помнишь!»

Ибо с давних времён  было известно, как магически влияют,  слова-ключи,  открывавшие и закрывавшие двери в человеческое подсознание.

Вместе с ними он мысленно  ввёл формулу любви в виде золотой иголочки. Эта маленькая и незаметная штучка начинала свою работу с первой же мыслью самого человека. 

И в зависимости от того, какой была эта мысль - созидательной или  разрушающей, иголочка начинала заштопывать все дырочки в многогранном теле, убирая тем самым те или иные причины его проблем изнутри. 

Если же мысль была разрушающей, то иголочка начинала покалывать, добавляя тем самым больше дырок в ауре и создавая больше проблем человеку. Этому «фокусу» Хотам ещё в детстве научился у Бааль, затем тот же принцип проходил в университете, но пользовался им только в особо безнадёжных случаях.

«Мэджик» стояла  с отрешённым видом. Сеанс шоковой терапии  нужно было прекращать,  и  дать  пациентке отдохнуть. Отправляя Нэрин обратно в палату, профессор,  всё же, не забыл заметить о том, что идея о замене врача для неё, была не самой лучшей!

Когда он остался в кабинете один, то  укоризненно подумал  о том, каким  всё-таки он бывает «гадким»…

    Перепрограммирование на этот раз прошло на ура! Но это было ещё не всё.Хотам прекрасно помнил  свои предыдущие промахи,  поэтому  малышку нужно было беречь как зеницу ока!  Он вызвал к себе кардиолога.

      Явилась  Джули. 

Эта  «снежная королева» такая холодная и колкая, всегда вызывавшая внутреннее содрогание  у профессора, сейчас казалась  совсем другой.

 В голубых глазах вместо привычной стужи,теперь просматривалась полная оттепель.

Кроме того, она оказалась на редкость  живой, порывистой  и дружелюбной натурой, невольно напомнила о том, что обычно, о таких говорят: «Огонь в ледяной упаковке»А какие у неё были ноги! О, эти ноги трудно было не заметить  даже под униформой.

И чтобы расположить к себе больше,Хотам для начала забросал Джули лестными эпитетами о её несказанной красоте, которая до сих пор не простительно от него ускользала.

Затем, как бы невзначай, он спросил Джули, не в курсе ли она благоприятен ли сегодня день по лунному календарю? Нет ли затмений? Солгал, без зазрения совести,  что забыл посмотреть сегодня лунный прогноз для его психотерапевтического сеанса… Потому как он всегда придерживается этим путеводителем, чтобы улучшить эффект лечения. И теперь сильно переживает, как бы чего ни случилось…

Никак не ожидавшая такого вопроса, Джули оказалась в замешательстве. Она не могла представить себе профессора увлечённым лунным календарём - глупой, женской забавой, коей его считали многие великие мужи мира сего! И на всякий случай она едко спросила:

- Профессор, а в гороскопы и прочую астрологическую чушь вы тоже верите?

- Да!  Почему бы нет?- ответил Хотам.- Но в лунный календарь и затмения верю особо.Понимаю, что это прошлый век, но  всё сверять по лунному календарю, меня приучила моя любимая бабушка…И я никак не могу отделаться от старой привычки. Кстати, скажу вам по секрету, что прогноз всё ещё срабатывает!

При этом у профессора появился странный блеск в глазах. Что окончательно сбило Джули с толку. Непонятно почему, кардиолог неожиданно для самой себя вдруг отчеканила:

- Не беспокойтесь, профессор, затмения сегодня нет, и время по лунным часам очень благоприятно для всего! Вашим пациентам повезло… Вы меня только за этим вызывали?

- О, Джули! Моя наипрекраснейшая спасительница! Вы себе и представить не можете, как я вам бесконечно благодарен…Теперь я ваш должник… – заигрывающие  ответил Хотам.- Но вызвал я вас не только за этим.

    И он попросил её усилить наблюдение за сердцем Нэрин, после сегодняшнего восстановительного  сеанса. Кардиолог мгновенно превратилась  в ледяную глыбу оттого, что были поставлены под сомнение её профессиональные качества.

- Доктор, я не считаю, что пациентка нуждается в усиленном наблюдении. У неё абсолютно здоровое сердце. Или вы хотите сказать, что я зря тут работаю?– колко отрезала Джули.

- Нет-нет, Джули, вы неправильно меня поняли! – поспешно заверил в обратном  Хотам.- Ни в коем случае я не умоляю вашей компетентности и профессионализма! Наоборот, я хочу прибегнуть к вашей помощи ещё раз, как моей спасительницы и квалифицированному специалисту.

Дело в том, что в моей практике были случаи, когда люди, которых я лечил, идущие  на поправку,  в последний момент у них отказывало абсолютно здоровое сердце. Они  умирали от сердечных приступов или инфаркта, не имея для этого никаких  отклонений. И мне бы не хотелось снова непредвиденных обстоятельств.

Последнее фразы профессору особенно дались с трудом, а его смуглое лицо, обычно такое спокойное и радушное, теперь приобрело  бледный и удручённый вид. Такое заявление поразило  кардиолога до глубины души…

- Но...,про…профессс..сор!— пыталась что-то вымолвить Джули...- Нам представили вас как безупречного доктора… почти Бога…

- Это неправда, Джули! Я небезупречный доктор, и потому я здесь. Увы, я не Бог, а всего лишь обычный «фокусник»…трюки которого не всегда проходят на ура…

     И в кабинете повисла удушающая  тишина…

 

                       13

    Сорок восемь часов  спустя, вся клиника поразилась тому, что их  пациентка, встала на  ноги и заговорила человеческим голосом.

На 5 минутном совещании  все буквально засыпали профессора вопросом «Как ему это удалось?», на что тот скромно пожимал плечами и загадочно отвечал:

- Сам удивляюсь – как мне удалось? Может быть «Мэджик» всё же заставила меня вспомнить о том, что мы все в каком-то смысле можем сотворить своё волшебство…

    Нэрин болтала теперь без умолку, на беглом  английском. Развлекая весь медперсонал, но раздражая самого профессора своим, ничем не искоренимый, русским акцентом и шуточками невпопад.    

   Джули  с педантичной точностью отнеслась к его поручению, ежечасно докладывала Хотаму о  стабильном состоянии сердца пациентки. Обходясь без лишних слов и предположений,  наблюдая за всем происходящим, всё же позволила себе однажды заметить профессору, что он является всё же необычным «фокусником».

 Неугомонная Джани  и тут вынесла свой вердикт:

- Доктор, вы наконец-то нашли для неё  бойфренда?

- Что??? Какого бойфренда?- рассеянно переспросил профессор. – Ах да, да… припоминаю…Нет, Джани, этого я не нашёл, и думаю, что она сама с этим справится, если выйдет из нашей клиники  когда-нибудь. А пока я имею свои методы лечения  моих пациентов…

    Лизи  сидела в мрачном молчании, всё ещё злясь на профессора за «холодный душ». Ситуацию срочно нужно было брать под контроль, пока она не разрослась до мировых масштабов, поэтому Хотаму пришлось с самым сожалеющим видом принести невропатологу  извинения за своё некорректное поведение в прошлый раз. Немного «попенившись» как добротное немецкое пиво, Лизи всё же отпустила ситуацию, простив профессора.

    Всё время витавшая где-то в параллельных мирах, и редко присутствовавшая здесь и сейчас, даже на чрезвычайных совещаниях, и на кого профессор предпочитал только любоваться со стороны, психиатр А-сура  вдруг поразила Хотама своим комплиментом:

- Доктор Хотам, вы и впрямь гениальный  доктор! Если вам удалось услышать и укротить эти голоса в ночи, чтобы вырвать из  их цепких когтей бедную девочку…

- Угу,- поддакнул ей Хотам - и затем я эти ночные голоса запечатал в бутылку, как злого Джина, и выбросил в море. Надеюсь, что они оттуда ещё нескоро вернутся, имея такие огромные и цепкие когти…

- Не понимаю вашей иронии, профессор!- невозмутимо продолжала А-сура. – Голоса в ночи очень серьёзная и опасная вещь, и с ними всегда шутки плохи! Но мне нравится ваше видение мира в целом.

- Нет-нет, никакой иронии! Просто у меня плохо получается так образно и красиво выразиться как вам,  А-сура...И благодарю вас за то, что оценили по достоинству мою скромную работу! Люблю иметь дело со специалистами тонких миров, особенно если они при этом божественно прекрасны…

     «Всё-таки японские божества, они и в Германии японские божества…» - думал про себя Хотам, пока в его поле зрения не попала «Карнавальная Ночь».

За что профессор любил шотландцев в лице Полли, так это за их неописуемый позитив в самом разнообразном его проявлении…

Её огненно-рыжими волосами можно было лечить    депрессию и апатию в цветотерапии, пробуждая радость  жизни и веселье в пациенте…

 

 А «ультра-наряды» вполне годились для шокотерапии.  Весьма в полезном методе, как оказалось, для  пробуждения осознанности происходящего момента и  осознания качеств своей личности.

Но, главное, в Полли есть креативный подход ко всему! Почему Нэрин  выбрала из всех, именно её в подруги, оставалось только догадываться.

Пока все обсуждали работу профессора…Полли тем временем пыталась решить глобальную дилемму о правильности консультации  по пластической коррекции.

Не осталось ли чего лишнего у пациентки, что можно было бы урезать или подрезать,  и подходит ли такой стиль макияжа, какой она выбрала на сегодняшний день для Нерин…

  Наслаждавшись  сполна  рассуждениями рыжей бестии, профессор поспешил  её заверить в том, что на неоднократном осмотре, ничего лишнего или неудачного на пациентке замечено не было! «Ювелирная работа» была сделана на славу. Что же до подобранного ею макияжа, то тут все гейши с их искусством макияжа просто блёкнут…

  продолжение

 

Другие рассказы

   Роза в пустыне 

Реальность миражей

Как исполняются желания...

Категория: Мои заметки и рассказы | Просмотров: 944 | Добавил: anatoly | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]