Главная » 2013 » Август » 4 » Russian Magic (18 глава)
18:33
Russian Magic (18 глава)

      предыдущие главы

18  продолжение

-Моё имя – Кира! «Госпожа» в переводе с греческого, если угодно!- фыркнула она.- И это не дерзость! А всего лишь попытка урезонить ваш бред, док! Я не ведьма из средневековой Москвы! Время у нас с вами, то же самое, только  миры параллельны!

 

--Хм, Госпожа?! Недурно для начала! А вот с параллельными мирами, ваше Величество, мне не совсем понятно…— с трудом сдерживая  улыбку, пробормотал Хотам, и вопросительно взглянул на Киру.

- Мой мир--это мир, где господствует вечная тьма! – продолжала она,- Мир, в котором всё перевёрнуто вниз головой и преобладают фальшивые ценности. Всемирное сумасшествие, достигло последних пределов. Когда растоптав весь внутренний духовный мир человека,   весь мир  погрузился в полнейший мрак!

Порождая во всем раздор и непонимание, бессмысленные войны, нескончаемый голод, неизлечимые болезни…Где зло всегда берёт верх над добром, ненависть и безразличие подавляют любовь, жестокость ценится превыше милосердия, а дружба и  верность оборачиваются лицемерием! И вся эта ужасная убогость, давно изжитая в вашем мире, о которой  вы читаете теперь в учебнике истории,  там существует до сих пор…

Место, где я родилась и жила со своими родителями, было отдаленным от большого мира, и казалось,  маленьким спокойным мирком, без войн, голода и лицемерия. Но все живущие там люди, включая и мою семью, имели различные неизлечимые болезни, ведущие к жалкому и бессмысленному существованию, и неизбежно скорой смерти.

Этих людей  никто никогда не лечил, потому что там не было никакого универсального лекарства от их болезней. Большинство из них вынуждены были смириться с ужасной участью. А мои родители принадлежали  к тем немногим, которые до последнего вздоха пытаются вырваться из порочного круга.

   Когда я подросла, мы переехали  в большой город, где родители надеялись меня вылечить, и вместе  с тем развить  во мне гармоничную личность, отдали меня в школу для детей с необычными способностями.

Все мои способности сводились  к своеобразной технике рисования и составлению  различных  ребусов, этого было недостаточно для школы с уклоном на ясновидение, ясно - знание  и многое другое,  о чём  мне приходилось лишь мечтать. Поэтому я была там самой слабой и отстающей ученицей, к тому же ещё и физически ограниченным  человеком. Отличным образцом для насмешек и примера человека, каким он быть не должен…                                                                                

   Друзьями мне также трудно было обзавестись, как и открыть в себе безграничные возможности! И вскоре меня исключили из школы за не перспективность развития одарённой личности, а  приговор последнего доктора, к которому мы обратились, обойдя уже всех, о неизлечимости моей болезни, окончательно разбил все надежды моих родителей. Это привело  к полному отчаянию, и впоследствии  их скорой смерти. 

В этом городе жил  старый друг нашей семьи дядя Серёжа, очень хороший и добрый, но одинокий и несчастный человек. У него никого не было, кроме  младшего брата, которого он сам вырастил и очень любил. По его словам, его брат был волшебным доктором, который мог исцелить всех на свете, и, глядя на меня, он всегда повторял: «Когда вернётся  мой брат, он непременно тебя вылечит!».

От своих родителей я узнала, что у дяди Серёжи, когда-то был брат, в самом деле, творящий чудеса в медицине, работая в одной из самых передовых межгалактических клиник нашего мира, и ему часто приходилось летать на экстренные вызовы и совещания  в  другие галактики. У него была жена тоже доктор, и они вместе летали на вызовы.

И однажды они не вернулись…

Все поиски, и попытки связаться с ними  оказались тщетными, они словно растворились в воздухе. Что с ними случилось, не знал никто. Вероятно, они где-то по пути погибли, но дядя Серёжа так и не смог с этим смириться. Прошло много времени с того момента, а он всё ещё продолжал ждать своего брата домой…

     Хотам слушал Киру, и не мог понять, что за бред она несёт. Ему так хотелось покончить со всем этим, но набравшись терпения, он всё же решил дослушать до конца.

 Тем временем Кира продолжала свой рассказ.

- Бывая у дяди Серёжи в гостях, я подолгу рассматривала единственную фотографию, стоящую у него на письменном столе, где были запечатлены его брат с женой. С неё смотрела необыкновенно красивая пара.

Худощавый шатен, с классическими чертами лица,  пронизывающим взглядом,  имеющий своеобразный шарм, и светловолосая женщина с обворожительной улыбкой, в торжественном одеянии походили скорее на кинозвезд, чем на врачей. Довольно запоминающийся была фотография…

Пока были живы родители, я не чувствовали себя  в чём-то ущербной или одинокой, несмотря на все жизненные ненастья. Но после их смерти, сначала мамы, спустя немного времени отца, появилось  ощущение потерянности в очень большом и страшном мире.

   Вдруг стало так темно и неуютно, накатили  мрачные мысли, и страшное понимание того, что я потеряла даже то малое, что имела в лице своих родителей безвозвратно. Для меня настали черные дни и без того безрадостной жизни, но я была истинной дочерью своих родителей! Я также как они, не собиралась сдаваться на милость судьбе. А  поддержка дяди Серёжи и внутренняя уверенность в том, что я поправлюсь однажды, сделали меня более стойкой и мужественной…

  Спустя несколько лет, после исключения из школы, мне снова

пришлось вернуться к тем самым трудным урокам о человеческих возможностях. Только на этот раз  приходилось  постигать их самостоятельно.

Было прочитано множество книг, из которых  узнано много  интересных вещей  о многогранной структуре человека, и пришло понимание того, как безнадёжно отставала наша медицина способная лечить только две, в лучшем случаи три грани из всех,  тем самым не исцеляя ничего. Наши доктора лечили только тела, но не душу.

 Параллельно с этим во Всемирной паутине велся бесконечный поиск нестандартных решений моей задачки и, проделано немало специальных упражнений по иному мировосприятию, чтобы исцелить более тонкие грани себя.

 Если мне хотелось добиться чего-то на физическом уровне, то приходилось  иметь дело с уроком жесткого принуждения, обозначающий  мои "теневые" зоны, куда не так-то просто пробраться, и где рост был заторможен, приводящий  к различным  искажениям, бессознательно проецируемыми нами во внешний мир, и такое же отражение, получаемое в ответ.

Исследование того, что внутри меня притягивало столько несчастья в мою жизнь. Необходимо было иметь сдержанность и немного понимания того, что впереди могут быть остановки -- поводы лишний раз взвесить свои силы. Время трудностей и неудач помогали мне выправить взаимоотношения с моим высшим Я. И постепенно я научилась быть более терпеливой, осторожной и выносливой. Выбирая размышления, вместо действий.

  Иногда мне встречались чудаки, в бреднях которых, именуемыми ими «философские рассуждения», я также научилась улавливать ответы на многие вопросы. Но главный мой вопрос всё ещё оставался без ответа! Возможно, это привело бы к отчаянию более слабую натуру, но не меня, хорошо знающую, что каждый ребус, даже самый запутанный, имеет свою разгадку.

  Терпеливо вслушиваясь в её слова, Хотам поймал себя на мысли о том, что вся эта история ему определённо что-то напоминает…И его скептический настрой незаметно сменился любопытством. 

- И ты нашла разгадку к своему ребусу?- полушёпотом спросил он, стараясь ничем не отвлечь её.

 Она покачала головой 

- Возможно, нашла бы…- равнодушно ответила она.- Только в этот самый момент произошёл какой-то технический сбой в интернете. У нас это искусственно созданная всемирно-информационная паутина, что-то вроде вышей энергоинформационной связи. И вместо привычной для нашего мира информации обо всём, на моём компьютере появилась другая, сильно отличающая от нашей. 

  Другой мир, другие люди, другая реальность, всё другое! Что-то более светлое и яркое, похожее, больше, на удивительный сон, чем на серую явь. Мой компьютер работал сам по себе, без всякого моего вмешательства. Очень красивые и живые картинки  плавно менялись одна за другой, и, наблюдая за этим необычным явлением, я почти забыла о своей реальной жизни.

  Как вдруг среди прочего, вышла картинка с человеком, показавшимся мне очень знакомым. Порывшись немного в своей памяти, я вспомнила про фотографию. Невероятно!  Человек, смотрящий с монитора, точь-в-точь походил на брата дяди Серёжи.

Волосы, черты лица, проницательный взгляд, стать, всё было аналогичным! А когда он улыбался своей обворожительной улыбкой на следующих картинках, то напоминал о спутнице доктора такой же улыбкой. Параллельно картинкам шли какие-то иностранные надписи, а я никогда не дружила с иностранными языками, кроме английского, что очень скверно.

Но мне хватило этого малого знания, чтобы понять, что там говорилось о знаменитом докторе, творящем чудеса…Поразительно! Он тоже был волшебным доктором, как бы сказал дядя Серёжа, только у него была забавная иностранная фамилия.

   Эта девчонка всегда умела поразить профессора своей нестандартностью, и на сей раз она просто превзошла саму себя. Хотам удивлённо смотрел на неё и думал о том, как можно, вообще, такое выдумать! Попытался даже настроиться на одну волну с ней, чтобы прочесть её настоящие мысли, а там, как прежде, кроме «чёрного квадрата» Малевича, больше ничего...

    Внезапно ему вспомнился сон, приснившийся  в разбитом сирийском отеле, где  Бааль говорила ему о том, что она нашла его младенцем в диковинном звездолёте с красным крестом, заблудившимся в мирах. Вместе с тем  вертелись в голове циничные слова Лизи о русских, которые вечно лезут, куда их не просят! Ещё эта неполадка в информационной системе и образ Киры перед тем как он приехал в кафе. Странная мозаика складывалась вокруг него.

- Бред какой-то!- вдруг воскликнул Хотам, напугав тем самым уютно примостившуюся на его плече Киру.- Этого просто не может быть!

- Почему не может быть?- обиженно спросила она.- Почему вы мне никогда не верите, когда я говорю правду?!

   Тут Хотам спохватился. Он явно сказал что-то не то, и поспешил успокоить жену, обняв покрепче, попытался снова уложить её голову на своё плечо.

- Почему не верю? Охотно верю, дорогая! Прости, пожалуйста, я  немного задумался о работе...Трудный день вчера выдался, и я всё ещё не могу от него отойти…Так какое там продолжение с твоим аналогом и его забавной иностранной фамилией? Кстати, а дети были у этого брата дядя Серёжи? 

- Я никогда о детях ничего не слышала. Хотя такое поразительное сходство…Сбой в компьютере продолжался довольно долго. Я могла в любое время наблюдать картинки с доктором, даже умудрилась влезть во что-то, отдалённо,  напоминающее наш компьютерный видео-чат…

  Просто захотелось маленького развлечения. Ничего при этом не говоря дяде Серёже, когда он меня навещал. У него слабое сердце, и я боялась его беспокоить. В чате я познакомилась и вскоре подружилась с одним очень весёлым и неординарным человеком. Друзей у меня никогда не было, из-за моей болезни, и моего колкого характера. Однако, с ним мне было легко и уютно, как с настоящим другом.

  И однажды я спросила у него про доктора Бен Балла, умеющего лечить всё…На что он рассмеялся и сказал, что хорошо знает этот дорогостоящий талант! Этот господин иногда обращается к ним в агентство за спец. услугой для богатых людей.

Затем пошутил по поводу того, - не собираюсь ли я у него делать какую-нибудь пластическую операцию за фантастическую сумму…Денег таких, разумеется, я не имела, к тому же мне не было дела до пластики, и я ответила, что не интересуюсь всякой чепухой, а кругленькой сумме могу найти и  лучшее применение!

Это ещё больше развеселило моего собеседника, потому как он хорошо видел, что это неправда! И ответил, что любое лечение у доктора Бен Балла стоит больших денег вдобавок к этому, он работает в закрытой клинике, куда нет доступа  никому… Затем лукаво подмигнув, сказал, что мог бы мне помочь попасть к доктору, но при одном условие!»

  На этих словах  Кира  запнулась, а Хотам снедаемый любопытством узнать поскорее, кем же был таинственный собеседник Киры, и какое условие он ей поставил, поспешно спросил:

- Что случилось? Тебе нехорошо, дорогая? Хочешь воды или вина? К сожалению, водки на сегодня нет, чтобы помочь тебе расслабиться для следующего рывка,– шутливо повторил Хотам слова Киры, сказанные ею, когда они впервые попали в это кафе.

  Она отрицательно качала головой и всё ещё молчала. А он терялся в догадках о причинах её внезапного молчания, клятвенно пообещав не сердиться за её проделки, чуть позже не разводиться ни при каких обстоятельствах, обещал… обещал…и обещал…и снова молчание! Терпению профессора уже настал предел, когда она снова заговорила:

- Какая водка, доктор? Я, вообще, не пью крепких напитков!

- Да, конечно! – взорвался он.- Ещё ты не рисуешь сумасшедших картин, не поёшь  дурацкую “Work your magic”, ты в меня не влюблена, мы не женаты, никаких детей, всё это моя бурная фантазия! Что ещё?!

- Вероятно, док, у вас и в самом деле большие проблемы на работе, если вы никак не можете выслушать меня до конца! - проронила она.- Может быть, на время поменяемся ролями? И послушаем теперь вас?

- Нет! – резко отрезал он - Будь так любезна, досказать то, о чём начала.

- Как угодно! Только не реагируйте, пожалуйста, так бурно на то, что вам не нравится. Право слово, вы меня пугаете!

Она ловко высвободилась из его объятий и пересела на стул, стоящий за столом, напротив. Снова раздался раскатистый смех  в пустом кафе. Не говоря ни слова, Хотам жестом показывал, чтобы она рассказывала дальше.

- О да, в моём мире, любят применять водку, как один из способов решения жизненных проблем, но это не относится ко всем живущим там! Нет!  А то представление  в кафе, поверьте, док, это был всего лишь розыгрыш! Мне так хотелось немного подыграть вашему превратному представлению о русских!

- Почему превратному отношению?  Я же о русских, вообще, ничего не знаю - удивился Хотам.

Бросив на него лукавый взгляд, она пожала плечиками:

- Мои ощущения меня никогда не обманывают!

-Тем не менее я женат на русской! – возразил он

- Вы женаты на Нэрин, док, а я Кира из Москвы…

   Профессор растерянно посмотрел на изящную леди в голубом наряде, и с грустью осознавал, что она права. Нэрин давно умерла, и теперь она существовала только в его воображении, которое он так нелепо проецировал на другого человека. Уже не понимая, кто доктор, а кто пациент? Почему всё так запутано? Кому и для чего нужен весь этот бред?

- Прости меня, пожалуйста! - едва слышно произнёс Хотам, встав из-за стола, он стремительно направился к выходу.

     продолжение

 

Другие рассказы

   Роза в пустыне 

Реальность миражей

Как исполняются желания...

Категория: Мои заметки и рассказы | Просмотров: 1015 | Добавил: anatoly | Теги: притчи, эзотерика, мистика, russian magic | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]