Главная » 2012 » Апрель » 19 » Волшебные очки
19:46
Волшебные очки

Чудо происходит только тогда, когда реальность заходит в тупик. Каждый из нас видит мир по-своему. Одни особенно остро переживают насилия, которые совершаются вокруг них, другие, наоборот, добродетели, а третьи, возможно, ханжество. Но в одном небольшом городе жил художник, который очень эмоционально переживал человеческие привязанности к вещам и своим мнениям. Поэтому на его картинах люди изображались в окружении всевозможных вещей, а лица их были горды и высоко подняты или агрессивны, потому что они имели свое мнение. Желание людей иметь все новые и новые вещи было так велико, что на некоторых картинах люди бывали погребены в вещах, потому что они не хотели расставаться с ними даже тогда, когда их жизнь приходила к концу. Художник видел людей болеющими присвоением всего, что только можно присвоить, потому что они хотели иметь даже то, что им в действительности было совсем не нужно. Конечно, это была какая-то психическая болезнь, которой люди болели, не подозревая, что они больны. И у него было множество аргументов, подтверждавших его точку зрения. Ну вот, например, не станет же нормальный, не больной человек увеличивать свой живой вес до такой степени, что ему будет тяжело дышать и ходить. Или — ни одному разумному человеку не придет в голову желание увеличить свой нос или, скажем, уши до ненормальных размеров, каких нет ни у одного человека на нашей планете. Это будет и неудобно, и некрасиво. А если что-то у человека начинает расти за пределы необходимого, то он спешит обратиться к врачу, чтобы тот помог привести его тело в нормальное состояние.

Вот, предположим, жил человек, не голодал, не ходил раздетым, была у него семья, квартира. Но однажды он решил купить себе машину, чтобы на работу на ней ездить. Конечно, можно было добиваться до работы в общественном транспорте, но то сотрудник, даже менее  квалифицированный, чем он, ездил на работу на жигулях последней модели. Купил наш человек машину, поставил сигнализацию, но все равно по ночам спать не мог, потому что беспокоился, что машину уведут. Чтобы как-то решить эту проблему и обезопасить себя от автомобильных воров, решил купить гараж, но для этого необходимы были немалые деньги. Оказывал себе во многом, искал способы заработать на стороне, даже взятки стал брать. Купил гараж, стало значительно спокойнее. А потом ему стало очевидным, что надо купить дачу. Ведь не для того он купил машину, чтобы только на работу на ней ездить, да и у его начальника и у большинства сотрудников были дачи. Зарплаты и взяток не хватало, чтобы собрать необходимую сумму денег. Пришлось продать производственный секрет своей фирмы, к которому он имел допуск, конкурирующей фирме. Но приобретение дачи породило  новые  проблемы,  требующие дополнительных денежных затрат. Он чувствовал, что его  затягивает в бесконечный круговорот потребностей, но остановиться уже не мог...

И художник рисовал, изобличая людей, но постепенно стал осознавать, что люди, которые видели его картины, не становятся от этого лучше, а сам он постепенно становится все более желчным; брюзгой. Каждый человек по мере своих возможностей и умения должен улучшать мир, в котором он живет. И художник пытался изобразительными средствами показать людям, что страсть к обогащению уродует их души. Но, по мере того, как он становился все более искусным в изображении человеческой страсти к приобретению, люди перестали приходить на его выставки и перестали покупать его картины. Его искусство стало никому не нужным. Люди с удовольствием узнают о недостатках других людей, но кто захочет видеть собственные пороки.

Однажды, когда художник в раздумье сидел в своей мастерской, раздался звонок в дверь.

— Войдите, открыто! — ответил он. В мастерскую вошел человек невысокого роста в черной монашеской рясе, заросший буйной бородой. В руках этого человека был только посох, который, по-видимому, составлял все его достояние. Художник предложил посетителю сесть и, когда тот, кряхтя, устроился на невысокой скамье, спросил его, кто ж такой и с какой целью решил посетить его мастерскую.

— Я торговец необычными вещами, которые несут в себе загадки, открывающиеся только тем, кому они предназначены.

Незнакомец порылся в бездонных карманах своей рясы и извлек оттуда множество самых разнообразных предметов. Здесь были ручки, которыми писали, вероятно, наши дедушки, ключи причудливой формы, маленькое зеркало, оранжевые очки и многое другое.

— Ты должен выбрать из всех этих вещей ту, которая тебе понравится более всего, и заплатить за ее тем, с чем тебе не жалко расстаться. То, с чем тебе не жалко расстаться, для кого-то будет необычной вещью, которая сможет помочь ему осознать какую-то из его проблем.

— Хорошо, я возьму очки. Мне кажется, что они хотят, чтобы я взял их. Вы можете взять из моей мастерской все, что захотите, потому что я рисую не для себя.

— Нет, ты должен сам дать мне то, с чем тебе легче всего расстаться.

— Тогда возьми мои ключи от мастерской. Пусть сюда заходят те, кто захочет что-либо взять из моих картин. Они должны принадлежать тем, кто будет смотреть на них.

Незнакомец поблагодарил художника, забрал ключи от его мастерской и вместе с остальными мелочами спрятал их в карманах своей рясы. "Странный этот торговец или, скорее, меняла, который от своей деятельности не имеет никакой прибыли. Может быть, он живет подаянием, а я даже чаю ему не предложил", — промелькнуло в голове художника.

Оставшись один, он решил рассмотреть необычные очки. Светло-желтая роговая оправа и ярко-оранжевые стекла очков были необычны. Казалось, от них исходит какое-то тепло. "Может быть, это от их цвета", — подумал художник и надел их. Все вокруг окрасилось в радостный золотистый цвет. Все предметы вокруг стали точно живые. Создавалось впечатление, что они все чего-то хотят от него. Кисть хотела, чтобы он рисовал ею, а небольшой перочинный ножик, которым он затачивал карандаши, приглашал его заняться тупыми карандашами. Картины требовали от него, чтобы он смотрел на них. Ему даже казалось, что они хотят быть для него привлекательными. Он вышел на улицу и стал рассматривать через свое удивительное приобретение все, что встречалось ему на пути. Особенно интересным оказалось посещение   магазина. Каждая вещь пыталась обратить на себя его внимание, но одни из них делали это особенно настойчиво, другие же слабо и нерешительно. Он заметил, что настойчиво предлагали себя те вещи, которые ему всегда нравились, а робко — те, которые были ему безразличны. Вначале смутно, а затем все более отчетливо он стал видеть, что все вокруг как бы протягивает к нему руки, чтобы коснуться его, обратить на себя его внимание, с той разницей, что одни из них делали это требовательно и настойчиво, а другие нерешительно. Он стал понимать, что различное отношение вещей к нему зависит от чего-то, находящегося в нем самом. Особенно поразительно было наблюдать за людьми. Они как бы раздвоились. Их поведение и отношения друг с другом, за редким исключением, совершенно не соответствовали тому, что демонстрировал их полупрозрачный двойник. Они улыбались и жали друг другу руки, а вторая их часть могла в это время злобно хмуриться и пытаться вцепиться в горло своего собеседника. Когда они что-либо отдавали один другому, их двойник пытался спрятать этот предмет за спину. Очки обнажали все человеческие намерения. И это было ужасно! Видеть людей такими, какие они есть, было мучительно!

Когда художник пришел к себе в мастерскую и решил снять очки, чтобы никогда больше их не надевать, то увидел, что не может это сделать, так как очки исчезли, они как бы вошли вовнутрь его и стали его глазами,

Постепенно он стал привыкать к двойной жизни окружающего его мира. Благодаря своему новому зрению он стал понимать не только намерения людей и вещей, но и желания и намерения животных и растений. Его поразила чистота восприятия и отношение растений к миру. Они никогда не лгали и были полны любви ко всему, что окружало их. Но они часто испытывали страх. И это состояние у них вызывало только одно существо — человек. Они любили человека, потому что это было их естественным состоянием — любить, и боялись его, потому что он обращался с ними как с неодушевленными предметами. И еще, художник обнаружил, что они очень много знают. Они помнили всю историю жизни на земле, и память их была абсолютной. И однажды, когда он сидел на скамейке около своего дома под старым кленом, он почувствовал, что его зеленый друг хочет рассказать ему историю того времени, когда на земле только что зародилась первая жизнь. Клен помнил то древнее событие, потому что в нем были потомки первой живой клетки на земле. Они, эти клетки, есть в каждом живом существе, потому что тела всего живого в конечном счете, имеют свое начало в тех древних временах, когда в великом океане, который покрывал почти всю землю, была только одна единственная живая клетка. Художник прислушался к тихому шепоту клена и вдруг почувствовал, как все его существо расширилось и стало таким же необъятным, как вся Земля. Он стал самой Землей и осознал тайную цель и смысл ее существования во всем бесконечном мироздании. Он осознал в грезах Земли будущее, когда человек, ради которого она приносила в жертву саму себя, оставаясь ее сыном, станет существом космическим, превосходящем могущественных бессмертных богов.

И ты можешь услышать и увидеть историю жизни на земле и все, что происходило с ней за многие миллиарды лет, если научишься в глубоком молчании прислушиваться к тихому, но ясному голосу внутри себя. Тогда перед тобой раскроется путь, ведущий к бессмертию и Божественной мудрости.

Петр Зорин

http://soznanie.spb.su/skazki/

Просмотров: 1157 | Добавил: anatoly | Теги: притчи, рассказы, Сказки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]