Главная » 2020 » Май » 25 » Игра в шахматы ( часть 3)
23:15
Игра в шахматы ( часть 3)
  предыдущая часть

 Варшава, медицинский центр, мой кабинет, длинный список непринятых пациентов и никакого ощущения недавнего отдыха. Алани Меланж в списке нет, и всё же я был уверен, что она вернётся доиграть партию.

 Тем временем жизнь вошла в свою обычную колею: дом, работа, мимолётные и ни к чему не обязывающие свидания, и я совсем забыл про историю с шахматами. Пока однажды в кафетерии на обеде кто-то из коллег не сказал, что погода нынче испортилась совсем, ветер переменился, и теперь надо ожидать наплыва метеозависимых пациентов.

«Ветер переменился!» - повторил я и вспомнил про свою «Мери Поппинс», а под конец рабочего дня меня ждал сюрприз. Её визит снова был неожиданным: без всякой предварительной записи, что несколько озадачило, и я растерянно произнёс:

 - Добрый день, пани Меланж! Рад Вас снова видеть. Надеюсь, Вы не метеозависимы?

 - Совсем не метеозависима, пан психолог! – ответила она, лукаво улыбнувшись, словно о чём-то догадывалась.

 - Ну и славненько! – пробормотал я и заметил, что во внешнем её облике что-то изменилось, но что?

Те же мрачные тона, только теперь тёмно-зелёные, по-прежнему никакой косметики, волосы в гульке, саквояж и зонтик в придачу, потому что на улице идёт дождь.

 Блузка! Под строгим зелёным пиджаком надета игривая блузка в разноцветный горошек, в отличие от прошлого раза, где всё было серое и унылое. Следовательно, дело сдвинулось с мёртвой точки, или я чего-то не знаю.

 - Симпатичная кофточка и очень Вам идёт! Алани, Вы всегда так строго одеваетесь?

 - В детстве у меня были красивые яркие вещи, в юности было всё чёрного цвета, а когда чёрное надоело, и красочные цвета стали не по возрасту и внешнему виду, пришлось как-то выкручиваться.

 - А что не так с Вашим внешним видом? Вы ещё молодая женщина…

 - Не люблю лишний раз приковывать к себе внимание…

 - Опять прячетесь. Итак, мы расстались на том, что нам обоим было над чем поразмыслить, что-то пересмотреть в отношении Вашей ситуации и, возможно, прийти к новым выводам. За то время, что мы не виделись, что-нибудь в жизни у Вас поменялось?

Она неуверенно кивнула:

 - Я очень старалась пересмотреть, ничего не получается, и в жизни ничего не поменялось!

 - Почему-то так я и предполагал, пани.

 И взглянув на знакомую доску с уже расставленными на ней фигурками, поразился тому, что шахматы расставлены в точности, как в прошлой недоигранной партии. Феноменальная память!

 - Разве мы не сыграли вничью в прошлый раз? – полюбопытствовал я.

 - Ничьей не было, пан психолог, преимущества тогда были на моей стороне, а потом время сеанса закончилось.

Хорошо замаскированный манипулятор с признаками доминанта, подумалось мне, и я спросил:

 - А почему мы не можем начать новую партию?

 - Потому что это будет уже другая история, – невозмутимо ответила Алани.

 Несмотря на то, что у меня оставалось больше фигур, эту партию я всё же проигрывал, откуда то всплыли слова Взбышека о моей паршивой игре и плохой работе с людьми. Решив доказать обратное, и при этом наглядно показать Алани, что любую проигрышную ситуацию можно обыграть, я пошёл на маленькую хитрость.

 У иллюзионистов есть трюк под названием «Шахматный автомат»: когда показывая публике, как партию ведёт невидимый игрок, на самом деле фокусник всего лишь передвигает фигуры по доске при помощи специальных рычажков. На такой рычажок я и «нажал», загипнотизировав незаметно Алани, откорректировал хода, внушил, что это та же партия, и затем вывел из гипнотического состояния.

 - Ваш ход! – ни о чём не подозревая, сказала Алани немного заторможено после гипноза.

Поинтересовавшись о самочувствии, я отвёл «Короля» от нападавшего «Слона» и спросил, кто ей подарил такие диковинные шахматы.

 - Узнаете в своё время, Том! – загадочно улыбаясь, ответила она.

В нарастающей таинственности, несомненно, чувствовался некий подвох, но не в силах его понять, я глубоко вздохнул и продолжал:

 - Итак, пани Меланж, прежде чем я попытаюсь показать Вам тех же персонажей в ином свете, и, возможно,  вам это не понравится, но для начала ответьте честно на вопрос. Вы любили по-настоящему когда-нибудь?

 - Внезапно

 Не спрашивая ни о чём,

 Ворвалась Любовь

 Обжигающим ветром!

 В неё окунулась я разом,

 В пространстве где-то

 Потерян мой разум,

 Всесильно Любви

 Влечение…

 И как же бороться

 С этим наваждением?

И как же бороться? Мне всегда было сложно влюбиться из-за критического отношения к себе, но однажды со мной это произошло, чего никак не ожидала. Всё перевернулось с ног на голову. Были крылья, волшебные силы, некий магический дурман, но всё закончилось плачевно: любовь оказалась неразделенной.

 - Да Вы, пани, большая мастерица удивлять! Сначала шахматы, теперь лирика, полагаю, сюрпризы на этом не закончатся. И снова виноват мужчина?

 - О нет! Это была моя глупость, переоценив собственные возможности, поверила в выигрышную лотерею.  

 - Выигрышную лотерею, – повторил я. – Обладая с самого рождения, Вы не замечаете её в упор! Но почему? Может, потому что картина мира тогда сложится совсем иная?

 - Том, я Вас не понимаю! – раздосадовалась она и попыталась снова напасть  пешкой на моего «Короля».

 - Попытаюсь объяснить. О Ваших родителях я знаю только из Ваших слов, то есть Вашего субъективного мнения, но дети всегда отражают своих родителей, хотят они этого или нет. Вот по такому отражению я понял, что Вам очень повезло с родителями, так как они оказались прекрасными учителями.

Ваша мать учила Вас терпению и мудрости, а вот отец – любви и прощению, разыгрывая во всех, как Вы утверждаете, Ваших общих воплощениях только отрицательного персонажа. И если с первым уроком Вы неплохо справляетесь, то второй никак не хотите усвоить…Легко любить и прощать тех, кто нам нравится, гораздо сложнее поступать также с теми, кто нам антипатичен. А Вам, судя по всему, именно этот урок и достался. И личные отношения не складываются по той же причине. Изначально Вы не доверяете мужчинам. Они не доверяют Вам, потому что чувствуют на подсознательном уровне Ваше недоверие и ведут себя соответствующе: одни Вас игнорируют, другие осторожничают, третьи хоть и пытаются до Вас «достучаться», предлагая Вам что-то больше чем дружба, но безрезультатно. Ваша дверь для них закрыта.

 - А почему я должна брать то, что мне не нравится?! – уже кипела Алани.

 - Потому что надо соответствовать тому, что хочешь взять! В противном случае берёшь то, что остаётся, – жёстко ответил я, убив пешку турой, и почему-то подумал о том, что два выговора за некорректное обращение с пациентами у меня уже есть, третий грозил увольнением с работы. Тем не менее, продолжил в том же контексте:

- Если продолжить Вашу идею о том, что Ваш отец с Вами в прошлом плохо обошёлся и теперь собрал вокруг Вас всех с таким же негативным опытом, то лишь для того, чтобы Вы смогли свои прошлые минусы заменить на плюсы! Посмотреть на то же окружение под другим углом, что-то понять для себя, пересмотреть, простить и отпустить. Я нахожу  это гениальным! Вашего отца не только любить, но и уважать можно за такое искусное воплощение Вашей же задумки. Не Вы ли режиссёр данной драмы? А Ваш отец режиссер постановщик…Почему бы и нет? И непонятно каким образом я также вписался в этот сценарий.

 Алани молчала, а потом вдруг выдала:

 - Так, Вы кульминационный момент этого сценария! – и звонко рассмеялась.

 Чуть успокоившись, она поинтересовалась, где я так быстро и хорошо научился играть в шахматы.

 - У мастера, – автоматически ответил я и добавил, – а Вы разве не знакомы с отличным шахматистом Взбигневом  Лессовским? В своё время он был лучшим, подавал большие надежды, но судьба распорядилась иначе.

 - Впервые слышу это имя, я ведь не поклонница профессиональной игры в шахматы.

 - Странно, у него такие же шахматы как у Вас, хотя Взбигнев утверждает, что его подарок эксклюзивный от большого чиновника и таких шахмат больше нет...

 Она пожала плечами:

 - С большим чиновником я также незнакома.

 Шахматная загадка всё ещё никак не разгадывалась, но с пани Меланж нужно было разобраться до конца.

 - Если я Ваш «кульминационный момент», тогда предлагаю для начала убрать любую критику и в первую очередь к себе! Критика хороша в меру, но когда её слишком много, как в Вашем случае, то она уже деструктивна! В корне изменить своё отношение к отцу, если не хотите дальше с мужчинами только в шашки играть и политику обсуждать.

 - Однажды мне приснился сон, - вклинилась в мои рассуждения Алани, - когда я уехала уже от отца и пыталась наладить личную жизнь. Он даже во сне был пьян, нес очередную чушь и всё повторял  фразу: «Пока у тебя есть я, других мужиков тебе не видать!» Потом эта фраза ещё долго вертелась в моей голове, но я всё равно не понимала, какая связь между отцом и другими мужчинами?

 - Связь самая прямая, и это ещё раз доказывает, что я прав в том, что Ваш отец отличный учитель! Даже во сне он пытается донести причину вашей проблемы, но Вы и там его не слышите. А ещё в Ваших шахматах самой главной фигурой  является король! Это Вам ни о чем не говорит? И перестаньте зависеть от общества и его мнения в пользу себялюбия. Научитесь любить не весь мир, а себя, именно с себя начинаются все изменения. Начните, наконец, радоваться, испытывать гордость за Себя такую, какая Вы есть, и свои творения – книги, роли, картины, торты – всё что угодно, что Вы творите в этой жизни сами! Когда человек сам себя любит, то, как правило, его любит весь мир и наоборот. Удивите всех, изменитесь на 180 градусов не только одёжкой или причёской, но и внутренним содержанием.

Играя в шахматы, Вы стали смотреть иначе, но всё ещё в негативном ключе: с позиции жертвы. А ведь чтобы быть здоровым, успешным, счастливым нужно уметь мыслить также как они. Как мыслят победители или хозяева положения, а не жертвы! Станьте более совершенной версией себя…

 - Бабушкой-трансформером, если выражаться молодежным сленгом, – заключила Алани.    

    И я расхохотался.

 - Бесподобно, Алани! Вы прекрасно уловили мою основную мысль, но от сарказма придётся также отказаться! Потому что он разрушает человека изнутри, а у Вас, помниться, проблемы ещё с пищеварением…И если уж пожаловали ко мне за помощью, то будьте так любезны выполнить все мои рекомендации. Что делать с Вашими ногами, право не знаю, ибо я не специалист, но могу Вас направить к пану Шиманскому, нашему физиотерапевту. Он отличный доктор, подберёт для Вас специальные упражнения, и кто знает…

Оставался лишь ход, чтобы поставить ей мат, как вдруг, сбив рукой все шахматные фигурки, Алани возмущённо произнесла:

 - Прескверно играете, пан психолог! Сначала изменили партию, теперь пытаетесь спихнуть свои проблемы на физиотерапевта, который вряд ли может чем-то помочь! Вы всё тот же доктор Штиль, действующий в угоду себе и не замечающий ничего вокруг. Да - да, я всё видела, на меня не подействовал Ваш гипноз!

 - Играю, как умею! – сухо ответил я. – И если Вам не нравится мои методы работы, то потрудитесь, пани, поискать себе другого психолога!

Она спешно собрала шахматы в свой саквояж и укатила прочь. Я понимал, что после такого моей работе в Центре пришёл конец, но догонять и извиняться мне совсем не хотелось, потому что я знал, что прав во всём.

 Прошёл день, другой, неделя, всё шло как обычно, меня никто не вызывал к начальству для выговора с последующим увольнением, что казалось очень странным. Затем решив, что Меланж сделала правильные выводы и не стала на меня жаловаться, я попытался обо всём забыть.

 Однако, несколько дней спустя мне пришла посылка от родителей с письмом, в котором сообщалось, что Взбышек умер от инфаркта, а незадолго до этого он заходил к ним и оставил кое-что для меня. В посылке лежали те самые диковинные шахматы с резной доской, только надпись уже была стёрта полностью.

Старика искренне было жаль, он умер не столько от инфаркта, сколько от одиночества и беспомощности перед ударами судьбы. А ещё мне стало очень стыдно за то, что не выполнил своего обещания: приехать и поиграть с ним ещё.

 Рассматривая заново фигурки, я силился понять, что общего между Алани и  Взбышеком кроме одиночества, беспомощности и крутого нрава? Что они пытаются донести до меня? Как может быть один подарок на двоих, если они даже незнакомы?

 Сначала играл в шахматы дома сам с собою, затем принёс на работу и в обеденный перерыв играл с коллегами, кто хоть немного в них разбирался, иногда с пациентами, чтобы отвлечь их от привычного хода мыслей. И на вопрос, откуда такие необычные шахматы, я всегда отшучивался, говоря, что прихватил как сувенир в одной из поездок по экзотическим странам.

 В это никто не верил, называли хитрецом. И ничто не наталкивало меня на мысль, что же всё-таки кроется за загадочными фигурками.   

 Между тем я стал чаще навещать родителей, чем несказанно их радовал. Купил себе в квартиру более современное кресло-качалку в надежде на то, что буду в тишине покачиваться и находить ответы на все вопросы. К сожалению, новое кресло оказалось не таким волшебным, как то старое и скрипучее наследство от предков. И всё ещё я не мог исполнить заветное желание своих родителей –жениться, потому что никак не встречал даму сердца.

 

 продолжение

 

 

 

Другие рассказы

   Роза в пустыне 

   Russian Magic

Реальность миражей

Как исполняются желания...

Категория: Мои заметки и рассказы | Просмотров: 48 | Добавил: anatoly | Теги: психология, Параллельные миры, мистика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]