Главная » 2020 » Июнь » 2 » Игра в шахматы ( часть 4, окончание)
15:39
Игра в шахматы ( часть 4, окончание)
  предыдущая часть

И однажды чуть задержавшись на обеде, я вернулся с недопитым кофе в свой кабинет, где кто-то из пациентов уже сидел в кресле и терпеливо ждал приёма. Мельком бросив взгляд, я отметил, что эта молодая особа мне совсем не знакома, поэтому поздоровавшись, я спросил:  

 - Простите, пани, Вы ко мне?

 - Именно к Вам, пан доктор!

 Услышав голос, я чуть не сел мимо стула, пролив остатки кофе. Это было невероятно! Я попытался собраться с мыслями и выдавил  из себя:

 - Не может быть! Вы ли это, пани Меланж? А где же Ваши «карета» и саквояж?

На меня смотрела молодая, симпатичная пани в игривом цветочном платье, с распущенными до плеч волосами и макияжем… и никак не верилось в то, что это та самая Алани

Меланж, напоминающая мне совсем недавно строгую и мрачную Мери Поппинс. Теперь передо мной была совсем иная личность, выглядевшей очень яркой и беззаботной.

 - Оставила у парадного подъезда! – шутливо ответила она и засмеялась.

 - Что всё-таки произошло? Побывали у нашего физиотерапевта? – спросил я, придя в себя.

 - Том, Вы сами посоветовали мне измениться на 180 градусов и всех удивить. И я всегда знала, что у меня проблемы далеко не физического плана, но этого никто  не замечал, упорно отправляя меня только на физиотерапию, которая совсем не помогала. Намного позже я обратилась к Вам в надежде на иной подход, но Вы также отправили меня к физиотерапевту, хотя и подтолкнули меня на интересную идею переписать сценарий. Странно всё-таки устроен человеческий мозг: реагирует на реальное и вымышленное событие одинаково.

 - Вот так просто взяли и всё переписали? – не верил я.

 - Ну вы же просто поменяли шахматные фигурки, изменив тем самым ход самой игры, – иронично заметила Алани.

 - Простите, Алани! Это была большая глупость с моей стороны…

 - Иногда и глупость приводит к неплохим результатам, – философски подметила она.

 - Глядя на быстрое и кардинальное Ваше преображение, с этим трудно не согласиться. А с отцом Вы помирились? Простили мужское начало?

 - Разве я ссорилась с отцом? Просто были некоторые претензии к нему, но благодаря Вашим советам их пришлось переосмыслить и выдать отцу воображаемый «Оскар» за лучшую режиссёрскую постановку. Похоже на полный бред, тем не менее, всё сработало отлично, и я Вам за это очень признательна!

 - Да-да, минусы на плюсы, – всё ещё растеряно поддакнул ей я. – Прощая обидчиков, Вы освобождаетесь, возвращаете себе свою энергию, которую можно вложить во что-то более созидательное и конструктивное. Полагаю, что на личном плане у Вас тоже произошли положительные перемены?

-  На личном плане тоже всё хорошо. Вы меня буквально спасли, пан доктор, вернее, пан психолог!

 - Очень рад, что смог Вам помочь! – ответил я, восхищаясь новой личностью пациентки.

  Алани выглядела абсолютно счастливой от полного выздоровления. Она наконец-то простила отца, наладила личную жизнь и теперь пришла поблагодарить меня за отлично проведённую работу. Мне было чертовски приятно и одновременно грустно с ней расставаться.

  Во время беседы она заметила в шкафу, на полке, мою незаконченную партию.

 - Вы играете в шахматы?– спросила она, удивлено взглянув на меня.

 - Пытаюсь…- застенчиво признался я. – Хочу как Вы, играя в шахматы, научиться вспоминать что-то из своего прошлого. Но у меня ничего не получается!

  Алани улыбнулась:

 - Как мило! Шахматы – это хорошо, но не всем дано…Вы прекрасный доктор, когда не идёте на поводу у тёмной стороны своей натуры. У Вас другие способности и другое предназначение – помогать людям. Поэтому занимайтесь тем, что Вы умеете делать лучшего всего, а шахматы оставьте другим.

 И я невольно произнёс:

 Мне музыка плела узоры

 Я  заклинатель!

 Нет, не чернокнижник

 Волхв, кудесник, чародей

 Богема - Yesterday

 Немного фокусник

 Улыбка, обездоленный сарказм

 Всего лишь метафизических сфер оформитель

 Манипуляции сознанья

 Удар, спираль, поток, хлопок...

 Немного волшебства, Колдун?

 Ха-ха смешно, воображение богатства

 И я художник, снова  МАГ

 КУДЕСНИК  Magic, Magic ....

 Чернокнижник, иллюзионист

 Опять воспоминанья....слёзы счастья...

 Падения к земле.. о боже, взлёт...

 Полёт... не вымысел

 Огонь в глазах

 Труды, плоды, итог, черта…

 Не вымысел воображенья

 Откуда это всё?

 Забросить сеть

 Поймать мелодию, поток любви

 Освободить сознание и под...

 Мелодию любви парения души

 Вокальных переходов трепет слов

 Историю наивных поцелуев

 Ещё один, он обречённый

 С отдышкой, трудный, серый день

 Как будто он последний

 Как будто ты со мной

 Ночь в день, он еле-еле....

 Щепотку красок, выдох волшебства

 И я, такой, богатый заклинатель

Я чародей, художник, светло-книжник

 КУДЕСНИК,  Magic, Magic ....

"Полный", гармоничный человек

 Волшебник, я могучий Заклинатель

 Чёрно-белое кино, о волшебство!

 Только бы мы сумели, полетели

 Только бы мы успели, захотели

 Если бы с нами случилось..

 Если бы всё же случилось ...

 Нам музыка плела узоры...

 - Вы пишите стихи, пан доктор? Браво! – восхитилась Алани. - Они чудесны, только грустные немного.

 - Это стихи  моего старого знакомого. Он всю жизнь развлекает публику, работая клоуном, но в душе и жизни – трагик. Отсюда и грустные нотки в стихах, которые он постоянно декламирует на общих вечеринках, и отчего-то я запомнил именно это стихотворение.

 - Потому что оно про Вас и Ваше отношение к жизни, - ответила  Алани. - Вы можете быть как чернокнижником, так и светлокнижником при желании. «Вы же заклинатель, Том! Кудесник! Magic, Magic…»

 Пока я собирался с мыслями, она лукаво улыбнулась и ушла прочь лёгкой и грациозной походкой. На улице её ждал кто-то на красном Порше и, наверное,  более счастливая жизнь, чем прежде.

 На этом историю про Алани Меланж можно было и закончить, если бы не одно обстоятельство.

 Несколько месяцев спустя после сеансов с Алани умер один из моих знакомых, и я поехал на похороны, а когда возвращался, заметил надпись на плите без фотографии, поставленной, по всей видимости, не так давно:

 «Алани Меланж, дата рождения и смерти…»

 Разумеется, есть много людей с подобным именем и датой рождения, но меня насторожила дата её смерти, которая в точности совпадала с датой появления Алани в моём кабинете в первый раз!

 Смотритель кладбища меня и вовсе обескуражил, поведав о том, что здесь похоронена некая эмигрантка, не имеющая семьи, но всё же кто-то иногда приходил на могилу и приносил  живые цветы. И предупредил, чтобы я не вздумал забрать шахматы, ибо ей это не понравится…

 - Какие шахматы? – спросил я, но ответа не последовало. Смотритель так же внезапно исчез, как и появился непонятно откуда.

 А я обнаружил небольшое углубление сбоку плиты, где лежал свёрток. Развернув его, я увидел те самые шахматные фигурки и надпись на доске, вырезанную ножом.

 От шока я ещё долго не мог оправиться, а дома, вспомнив про Шиманского, набрал его номер. Он подтвердил, что я рассказывал ему о Меланж и просил помочь, если она придёт, но на физиотерапию так никто и не пришёл…

Меня бросило в холодный пот от осознания, каким образом она приходила без предварительной записи и почему гипноз не подействовал. А потом я снова напился!

 Всё, что последовало потом, походило на бредовый сон. Я уволился с работы, стал посещать психиатра, пока он не поставил мне диагноз: «совершенно здоров». Затем я отправился в кругосветное путешествие, немного задержался в Индии, потому что умудрился там потерять свои документы и все наличные. И пока я добирался до польского посольства в Дели на разных перекладных, встретил по пути бродячего «гуру», чьи философские рассуждения о жизни, Боге, многомерной вселенной помогли мне на многие привычные вещи взглянуть иначе.

  В Варшаву я вернулся другим человеком, поступил на курсы по парапсихологии и регрессивной терапии и, к своему удивлению, окончил всё с отличием. Потом я открыл собственный кабинет и довольно быстро набрал клиентуру.

  Дела мои пошли в гору, я затеял в квартире генеральный ремонт и, разбирая старые вещи, наткнулся на шахматы!

 Нахлынули воспоминания, и всплыли слова о том, чтобы я занимался своим делом, а шахматы оставил другим. Тут я схватил кухонный нож и вырезал на шахматной доске надпись: «Для Алани Меланж от пана доктора».

 Именно так она меня называла, и теперь называют все мои пациенты, и это уже не вызывает никакого раздражения: кошмарный сон про безногого солдата перестал, наконец, меня мучить, да и чувство вины перед людьми с ограничениями возможностями куда-то исчезло.

 На улице царила весна, пели птицы, распускались цветы и почки на деревьях, я бродил по кладбищу в поисках той самой плиты, потом заглянул к смотрителю в надежде на подсказку и был удивлен тому, что им оказался совсем другой человек. Он давно тут работал и не понимал, о каком ещё смотрителе, кроме него, идет речь, и всё же указал мне на памятник, возле которого стояла молодая женщина с цветами.

 - Добрый день, пани! Полагаю, Вы сестра Алани Меланж? – спросил я, подойдя к ней.

 - Откуда Вы знаете? – насторожилась она.

 - Я играл с Алани в шахматы и немного наслышан о Вашей семье…

 - В шахматы? Да, сестра любила шахматы, но была тяжелобольным человеком и почти не выходила из дома. В шахматы она играла только с нашей матерью, пока та не умерла, потом ей не с кем было играть. Иначе я бы знала.

 - Сейчас это не проблема. Играть с кем-то в шахматы или просто общаться можно и в онлайн, не выходя из дома, – поспешил я успокоить её.

 - И что же она рассказывала о нашей семье? – с недоверием спросила пани.

 - Совсем немного, из чего я понял, какая у вас замечательная семья. И ещё Алани мастерски играла в шахматы. А чем она была больна? И отчего так рано умерла?

 - Официальный диагноз – врождённый и неизлечимый паралич конечностей, но Алани с этим была не согласна, имела свою точку зрения на всё, тщетно пытаясь что-то доказать. Она ненавидела врачей, коляску, стеснялась окружающих и предпочитала сидеть дома с книжками и шахматами вместо прогулок и общения с окружающим миром. А внезапная смерть и вовсе загадка для нас. Однажды она заснула и больше не проснулась, без видимых на то причин.

 - У Вас есть красный Порше? – неожиданно спросил я, чем вызвал полное недоумение у сестры Алани.

 - У нас никогда не было красного Порше! Мы не настолько богаты, чтобы разъезжать на таких дорогих машинах, – раздражённо ответила она.

 - Простите меня! Обознался, - извинился я и положил на надгробие шахматы.

 - Что это? – поинтересовалась пани.

 -Это подарок для Алани! – ответил я. – Надеюсь, ей понравится…

 - Такой дорогой подарок? – всё ещё не понимала сестра. - Зачем?

 - Затем, что Мастера другими шахматами не играют! – ответил я и ушёл.

 Тем временем ветер переменился, набежали тучи, и заморосил дождик. И мне подумалось о том, что Алани Меланж вовсе не здесь под холодной плитой, а где-то в другом пространстве и времени, играет сейчас новую партию с кем-то другим, ведь для «Мери Поппинс» нет ничего невозможного. А может, тут покоилась её старая версия, которая пряталась от всех, а новая всё же уехала на красном Порше, если отталкиваться от теории многомерности нашей реальности и самого человека.

   Женская фигурка за окном исчезла, и в дверь постучались.

  Пришёл запоздавший пациент, Стефан Новак. Мужчина почтенных лет и весьма состоятельный... Он безумно любил единственную дочь, ненавидел зятя, всячески пытаясь его исключить из семейного бизнеса, но безуспешно. Поэтому пан Новак и прибегнул к моему нетрадиционному методу, а ещё у него имелись большие проблемы со здоровьем, решить которые традиционная медицина оказалась бессильна, также как и в случае с Алани.

 На сеансы пан Новак обычно приходил один, но в этот жаркий день он чувствовал себя неважно, поэтому с ним пришла внучка Марыся, стройная и красивая девушка с пронзительным взглядом зелёных глаз.

 - Нужно было отменить сегодняшний сеанс, если Вы плохо себя чувствуете, - возмутился я, глядя на бледного и уставшего старика, и услышал в ответ:

 - Стефан Новак всегда доводит все дела до конца, несмотря ни на что! Почему же в этот раз должно быть иначе?

 Пан Новак был очень сложным и жёстким человеком, никогда не позволяющий себе хоть немного расслабиться, что не могло отрицательно не сказаться на его здоровье.

 - Потому что моя терапия направлена на решение, а не усугубление Ваших проблем. Извольте следовать моим рекомендациям, иначе я не смогу Вам помочь, – сделав паузу, я шутливо добавил:

–- Итак, Стефан, куда отправимся на этот раз? Во Францию к Наполеону или Японию к самураям?

 - А Вы шутник, пан доктор! – усмехнулся пациент.

 - Отнюдь, серьёзен как никогда! – ответил я.

  Несмотря на плохое самочувствие пациента, сеанс прошёл успешно, в ходе которого выяснилось, что нынешний зять пана Новака - его заклятый враг времён святой инквизиции…Тогда, как и сейчас, они враждовали и не могли примириться с тем, что один имел всё, другой ничего. Даже женщину любили одну и ту же, и всё закончилось для обоих плачевно. Нетрудно догадаться, кем являлась нынешняя дочь Стефана в прошлом.

Ситуация для него повторялась, но он упорно не хотел усвоить урок принятия и прощения.

Когда они уходили, я взглянул на Марысю более внимательно и понял, что у моих родителей в ближайшем будущем точно появятся внуки.  

 И улыбнулся тому, что

 Я Заклинатель!

 КУДЕСНИК, Magic, Magic ...

 И…метафизических сфер оформитель!

 

Другие рассказы

   Роза в пустыне 

   Russian Magic

Реальность миражей

Как исполняются желания...

Категория: Мои заметки и рассказы | Просмотров: 48 | Добавил: anatoly | Теги: эзотерика, психология, философия, самопознание | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]